23 апреля 2021, пятница
Областные новости
23.04.2021
В России до 2024 года планируют провести более 100 хакатонов по искусственному интеллекту для IT-специалистов.

Спайс баннер

 

Яндекс.Метрика

Культура

05.08.2011

Первые шаги на творческом пути

Начиная с 2008 года, стало традицией ежегодно проводить в селе Зубрилово литературные чтения, посвященные памяти писателя-земляка Евгения Осиповича Белянкина.

Чтения собирают начинающих и опытных поэтов, писателей, музыкантов, а также учеников писателя — состоявшихся журналистов, литераторов, режиссеров, сценаристов, ученых, представителей других творческих профессий.

Этот год стал особенным. Увидел свет приуроченный к знаковому мероприятию литературный сборник «IV литературные чтения имени Евгения Белянкина», в который включены стихи и проза, представленные авторами из различных уголков России: Москвы, Пензы, Рязани и др. Сборник интересен не только тем, кто делает первые шаги на творческом пути, но и самому широкому кругу читателей.

Инициаторами и составителями сборника выступили ученики Евгения Белянкина: заместитель директора Института психологии, социологии и социальных отношений ГОУ ВПО «Московский городской педагогический университет» Роман Владимирович Комаров и заместитель главного редактора журнала «Пограничник» Александр Александрович Подолян-Лаврентьев.

Активно включились в подготовку сборника специалисты МЦРБ Тамалинского района. Начиная с простых бесед и заканчивая специальными конкурсами, они провели большую работу  по выявлению одаренных ребят, достойных первой серьезной публикации. Тамала и Тамалинский район представлены в сборнике работами: Марины Афанасовой (Варварино), Алины Гарасиевой (Тамала), Василия Гнусарева (Щетинино), Натальи Демичевой (Тамала), Екатерины Дувановой (Тамала), Елены Мызниковой (Тамала), Олеси Холуденевой (Тамала).

Сборник оказался примечателен еще и тем, что в нем впервые эксклюзивно публикуются избранные главы неизданного романа писателя «Кенигсбергская рапсодия». У читателей «Организатора» есть уникальная возможность познакомиться с его первыми строками.

 

«Шел январь 1945 года. Войска генерала Черняховского, преодолев Мазурские болота, ворвались в Восточную Пруссию.

Побагровевшее прусское небо... В белесом тумане открывался Земляндский полуостров. Все ближе и ближе чувствовалось дыхание моря.

Облокотившись сильными руками о стол, командующий фронтом сосредоточенно рассматривал карту. Рядом с Черняховским стоял генерал Людников.

— Двести лет назад в Семилетнюю войну по этой же дороге на Кенигсберг шли русские полки, — Черняховский поднял голову и выпрямился. Взглянув на темноволосого генерала, улыбчиво добавил: — Вот так-то, генерал Людников.

— Все в жизни этой повторяется, — в свою очередь заметил Людников. — Не знаю, как тогда, а сейчас...

Генерал с надеждой посмотрел на командующего. Высокий, плечистый, Черняховский с минуту стоял в задумчивости. Наконец по чисто выбритому лицу пробежала ироничная усмешка...

— А сейчас Кенигсберг закрыт для нас наглухо. Камень, бетон, железо! — Командующий указательным пальцем ткнул в карту. — Вот она, линия Дайме, — стальная дверь Кенигсберга!

Оба генерала помолчали. Впрочем, было над чем подумать...

В эти минуты вошел адъютант и доложил, что приехал генерал Лопатин.

— Зови гвардейца.

Генерал Лопатин заговорил прямо с порога:

— Черт возьми, даже не верится, что мы здесь, в немецком логове!

— Верится, верится, — засмеялся Черняховский. — Но это только цветочки...

Все понимали, что Кенигсберг с ходу не взять. Плотным кольцом окружали город тяжелые крепостные сооружения. Двадцать четыре неприступных форта — они начинались на правом берегу реки Прегель и, обогнув город, снова выходили к реке, замкнув круг обороны.

Каждый форт имел свое имя. В центре обороны, между «Кведнау» и «Шарлоттой», возвышался самый грозный — «Фридрих-Вильгельм» — двадцать два орудия, главный калибр был равен калибру линейного корабля. Форт-цитадель, похожий на остроконечный камень огромных размеров, в котором выдолблены галереи, ходы, казематы, уходящие глубоко под землю.

Черняховский острым взглядом смерил генерала Людникова.

— Твои полки на направлении главного удара. Так что будем делать с «Фридрихом-Вильгельмом»?

— Пока собираем данные, товарищ командующий, — генерал отвечал неторопливо, немного растягивая слова.

— Сейчас работают разведчики. Сотни наблюдательных пунктов. Оптические приборы с земли и воздуха уточняют линию обороны врага. Разведчики пробираются в самые укромные уголки... Штаб создает артиллерийскую карту... Кроме того, товарищ командующий, у Лопатина есть одна идея...

Людников попросил позвать начальника разведки. Подполковник Королев вошел в комнату, и Людников, откашливаясь, сказал:

— Вот, товарищ командующий. Разведка Лопатина взяла молодого немецкого офицера. Кажется, обер-лейтенанта. У него нашли ценные для нас документы. Сын, между прочим, генерала Шверича, одного из представителей прусской знати. Он был откомандирован с передовой в Кенигсберг в распоряжение коменданта крепости «Цитадель». У него нашли рекомендательное письмо, из которого ясно, что его там никто толком не знает, а дядя если и видел, то лишь ребенком. У нас есть офицер, лейтенант, способный его подменить — выглядит как истинный немец...

— Интересно! — Черняховский от удивления мотнул головой.

— Нам нужна карта огневых точек форта, — уверенно заметил Людников. — Риск, кажется, стоит свеч...

— Продумали? — строго спросил Черняховский.

— Так точно, товарищ командующий, — за Людникова ответил подполковник. — Лучшего случая и не придумаешь».

 

Оставить комментарий